Погромы армян в 1918 году

Спланированный и осуществлённый Турцией геноцид против армянского народа в Западной Армении имел своё продолжение в Восточной Армении и в других районах Закавказья, населённых армянами. Турецкое нашествие преследовало несколько целей: завладеть бакинской нефтью, вытеснить Россию из Кавказа, соединиться с мусульманами Закавказья и Северного Кавказа, открыть дорогу к Туранскому миру и уничтожить армянский элемент, являющийся преградой к осуществлению пантюркистской программы. 

К началу 1918 года реальной силой в Баку были: руководимая большевиками Бакинская коммуна, Армянский национальный совет, который возглавлял подавляющее большинство армянского населения, и Мусульманский национальный совет. Среди мусульман доминирующие позиции занимали партия «Мусават» и Дикая дивизия. Армянский национальный совет несколько раз обращался к Мусульманскому национальному совету, призывая открыть дорогу для возвращающихся с фронта армянских солдат, но безрезультатно.

В начале марта 1918 года в Ленкоране (город на юге Азербайджана) покончил жизнь самоубийством офицер Дикой дивизии и сын богача Аджи Зейнал-Абди Тагиева. 

Вооружённый сторожевой отряд этого войскового соединения из 43-48 человек на корабле переправил его тело в Баку. На корабле сторожевой отряд расстрелял несколько солдат-большевиков. Когда отряд Дикой дивизии передал тело Тагиеву и поднялся на корабль, чтобы вернуться, солдаты-большевики разоружили их. Это возмутило мусульманское население города, а «Мусават» объявил, что в случае не возвращения конфискованного оружия поднимет на ноги своих единоверцев. Между коммуной и «Мусаватом» начались переговоры. Третья сила Баку, Армянский национальный совет, попыталась примирить стороны. Конечный срок переговоров между большевистской властью и «Мусаватом» был назначен на шесть часов вечера 17 марта. Однако, не дожидаясь окончания этого срока, в пять часов мусульманское население города начало нападения. Начались вооружённые столкновения. Сопротивление длилось два дня и две ночи и закончилось поражением «Мусавата», большинство главарей которого бежало в Елизаветополь, а некоторые скрылись в близлежащих мусульманских деревнях. В это же время Армянский национальный совет укрыл от большевиков и приютил нескольких тысяч мусульман. Об этом свидетельствует заявление З. Тагиева, размещённое в газете «Знамя труда» от 29 марта 1918 года, где говорится: «В Баку царит спокойствие. Исходя из интересов процветания края, я лично считаю своим долгом заявить во всеуслышание, что события в Баку не носили характер армяно-татарских столкновений. В течение всего времени столкновений татары не причинили вреда проживающим в татарских районах армянам. А армянская часть населения спасла более чем 14 000 мусульман...».

9 апреля 1918 года была создана Закавказская Демократическая Федеративная Республика (Закфедерация), однако она просуществовала недолго. Откровенная враждебность Османской Турции, с одной стороны, и протурецкая ориентация мусульманского населения Закавказской республики, с другой, − расшатали основы новообразованной республики. 26 мая был провозглашен распад Закфедерации, а 27 мая было объявлено  о создании Азербайджанской Республики. Получив подкрепление, турецкие дивизии начали военный поход для взятия Баку.

31 июля Мусульманская армия Кавказа во главе с Нури пашой (племянником одного из организаторов Геноцида армян военного министра Энвера паши) перешла в крупномасштабное наступление.

После двухмесячной обороны утром 15 сентября 1918 года турецко-азербайджанские войска  вошли в Баку. Три дня и три ночи город подвергался грабежу и насилию. Позже это было названо «Великими Ужасами Баку». Всё оставшееся в Баку армянское население было предано огню и мечу, а их имущество – разрушено и разграблено.

Ужасы осуществлённых против армян погромов 1918 года были документированы иностранными дипломатами, военными, журналистами, а также пережившими те события людьми. 

Исключительным источником для исследования трагедии в Баку 1918 года является книга Бахши Ишханяна «Великие Ужасы Баку», в которой очевидец подробно представляет фактологические и статистические данные. 

 «Три дня подряд беспрестанно турецкие аскеры, местные многотысячные мусульманские банды и хлынувшие из окрестностей крестьяне грабили, захватывали и уносили всё то, что желали и что могли унести из домов, магазинов, канцелярий, учреждений и церквей армян...»  писал очевидец тех событий.

Еврей по национальности писатель и  публицист Сергей Рафалович, который был свидетелем ужасов Баку, описывая сентябрьские погромы 1918 года в своей статье «Правда о событиях в Баку», пишет: «В течение нескольких дней на больших повозках и грузовиках вывозились из города трупы. Даже после восьми дней  после погромов в центральных и привокзальных частях города, где я лично был на улицах и в домах, стоял невыносимый трупный запах. В разрушенных до основания квартирах я видел окровавленные трупы изнасилованных и убитых женщин, грудных детей».

Майор Генерального штаба Османской империи Майер в послании к руководителю Германской кайзеровской делегации генералу фон Крессу от 20 сентября, направленному из Тифлиса, сообщает следующее об уничтожении армян Баку и царящей политической ситуации: «... Множество армян, в числе которых женщины и дети, а также годные для военной службы пленные, уничтожены. О нескольких тысячах нет пока точных сведений. Заслуживающие доверия местные жители утверждают, что их число намного больше, чем число армян, убитых в марте. Немцы, которым можно верить, независимо друг от друга называли число 10 000... Убили также двух только что поселившихся немцев (они не были поддаными империи) и изнасиловали нескольких только что поселившихся немецких женщин (не являвшихся поддаными империи). Насилия имели место и по отношению к австрийцам (подданые монархии) и русским...».

Турецкий автор Эссад бей в своей книге «Кровь и нефть» пишет. «В последующие три дня свидетели сообщали, что летописи истории вряд ли могут припомнить другой такой случай погрома. Все армянские дома постепенно подвергались нападению, а жители - резне. Спасались только те армяне, которых прятали их друзья-магометане. Единственной сложностью магометан была необходимость отличить армян от других, особенно от евреев, чей внешний вид в значительной степени был схож с армянами. Многие армяне пытались выдать себя за евреев, а многим евреям угрожали вместо армян. К счастью, дальновидное правительство проинструктировало, что каждый, кто подвергся устрашению, и кто притворился евреем, должен был быть немедленно обследован для подтверждения своего еврейства. В течение трёх дней по ошибке был убит только один еврей, которого приняли за армянина. Намного труднее приходилось еврейским девушкам, которые не имели при себе какого-либо подтверждения своего еврейства, а правительство строжайше запретило подвергать бесчестию еврейских девушек. Для предотвращения недоразумений, несколько еврейских солдат турецкой армии действовали в эти три дня в качестве экспертов и с лёгкостью спасали своих соотечествениц».

Эссад бей описывает в своих воспоминаниях ту жестокость и беспримерные истязания, которым подвергались армяне: «... Снова пролилась кровь на улицах нефтяного города. Беспощадно убивались мужчины и женщины. «Победители» вскрывали тела своих жертв, раздавливали их черепа, ложились на трупы, вопили бред о своей победе, буквально плавали в крови. Они разрывали их тела, рубили их, перегрызали горла и пили кровь. Несколько сот армян не были сразу же убиты, а были перенесены на большую городскую площадь, где их сторожили солдаты. Любой магометанин − ребёнок, женщина, старик − мог прийти и убить их. Жертвы стояли закованные в цепи и выдавались по требованию мстителя. В качестве доказательства мести иные макали одежду в кровь врагов, чтобы показать её дома. На второй день паша разрешил своим офицерам также принять участие в грабеже. Каждый считал своим долгом совершить убийство на улице. Даже части тел армян стали символом этих дней».
  
Дж. Каялофф в своей книге «Падение Баку» также описывает трехдневные страдания армян: различные свидетельства, неопубликованные документы, которые стали основой для создания книги, являются ценным материалом для знакомства с деталями армянских погромов в Баку 1918 года. Особенно важен рапорт К.М. Эвангулова генералу И. Багратуни: «Грабёж, убийства, изнасилования достигли своего пика. Во всём городе продолжалась резня армянского населения и грабёж всего немусульманского населения. Они разбивали двери и окна, врывались в квартиры, выносили мужчин, женщин и детей, убивали их на улице. Из всех домов слышались нечеловеческие вопли подвергшихся нападению людей. Варварская толпа татар и аскяров с дикими криками выбегала  на улицу  для поиска новых жертв. Ужасы «Варфоломеевской ночи» были ничем по сравнению с убийствами в Баку 15 и 16 сентября. В некоторых местах образовались горы погибших тел, многие из которых имели ужасные огнестрельные раны. Самая ужасная картина была у входа в казначейство на улице Суруханская. Вся улица была покрыта телами мёртвых детей не страше девяти-десяти лет. Около 80 тел имели раны от мечей и штыков, а горла многих были перерезаны: было очевидно, что несчастные были зарезаны как агнцы. С улицы Телефонная мы слышали крики женщин и детей и выстрелы. Спеша спасти их, я был вынужден вести машину по телам мёртвых детей. Жуткий  звук дробящихся костей и разрывающихся трупов, колёса, которые были облеплены внутренними органами мёртвых тел, были невыносимы. ... Турецкий полковник и солдат закрыли глаза руками, опустили головы. Они боялись смотреть на страшную резню. Потрясенный  от увиденного,  водитель хотел уехать с улицы, но тут же встречал другое кровавое зрелище...».

Консулы нейтральных стран в Баку предъявили жалобу Нури паше. В жалобе говорилось:

18 сентября 1918 года
Его превосходительству 
Ферик Нури паше
Командующему Мусульманской армией Кавказа
Баку
«Мы, нижеподписавшиеся представители нейтральных государств, считаем нашим долгом исключительно из гуманных соображений выразить Вам как Главнокомандующему турецких войсковых частей решительный протест против систематических зверств и грабежей, которые были совершены после взятия города Баку. 

Без рассмотрения военных соображений  считаем, что главную вину произошедшего нужно искать в следующем:  

1) регулярная армия с большим опозданием вошла в город, через 48 часов после захвата, с опозданием была организована также и необходимая комендантская служба;

 2) войска, которым было приказано защищать население, по всей видимости не получили чётких инструкций защищать равным образом все нации, что, как наверняка известно также и Вашему превосходительству, особенно в этом случае было бы крайне необходимым. 

Эти события имели особенно неприятное воздействие на нас, так как 15 сентября  генерал Мурзель паша от Вашего имени дал торжественное обещание датскому и персидскому консулам «защищать жизнь и имущество населения города» при том, что речи не было о каких-либо исключениях. 

Целью данного протеста является напоминание Вашему превосходительству о Вашем письменном обещании и требование хотя бы сейчас предпринять самые действенные меры для восстановления законности и обеспечения жизни и имущества всех граждан вне зависимости от национальности. 

Вместе с тем, мы смеем позволить себе обратить внимание Вашего превосходительства на то, что учитывая интересы наших соотечественников, а также международные экономические интересы, связанные с Баку, мы чувствуем себя обязанными доложить нашим правительствам о случившемся и о нестабильном в настоящий момент положении в городе. Мы оставляем за собой право требовать возмещения и удовлетворения понесённых нашими соотечественниками во время грабежа города убытков и несправедливости».